Разговоры о радиочастотном менеджменте в Кыргызстане с Б.Нурматовым

24.10.2012

Международный эксперт в области связи Байыш Нурматов рассказал в интервью ОФ ГИИП о радиочастотном менеджменте в Кыргызстане и эффективности использования радиочастотного ресурса страны.

Справочно: Радиочастотный менеджмент процесс регулирования эксплуатации радиочастот службами связи для наиболее эффективного использования и получения государственной и общественной выгоды. Понятие радиочастотного спектра относится ко всему диапазону частот от 3 кГц до 300 ГГц, которые могут быть использованы для беспроводных технологий связи. В Большинстве государств радиочастотный спектр находится в исключительной собственности государства и является национальным ресурсом, так же, как вода, земля, газ и полезные ископаемые.

Байыш Нурматович, расскажите немного о радиочастотном менеджменте и как он реализуется в Кыргызстане?

Тут надо рассказать немного историю вопроса. Пока Кыргызстан был в составе Советского Союза, управление радиочастотным ресурсом и телекоммуникациями осуществлялось из Москвы. После получения независимости, все постсоветские страны имеют схожие проблемы по его управлению. Мы старались создать систему управления, максимально учитывая успешный международный опыт. Управление спектром включает в себя нормативно-правовую базу, систему учета частотных присвоений и систему мониторинга, чтобы операторы не выходили за пределы своего спектра, а также систему координации частот с другими странами и внесения собственных частот в международный реестр частот. Это все достаточно сложная техническая работа.

А на ваш взгляд эффективно ли используется радиочастотный ресурс у нас, именно для бюджета и развития страны и связи в стране? Насколько я знаю, частоты у нас раздавались по лицензии, а не на конкурсно-тендерной основе.

Есть такой термин — службы радиосвязи. Они отличаются технологией использования частот и назначением. Какие то из них используются в целях науки, какие то в сферах навигации, какие то в военных целях или для национальной безопасности. Всего существует около 40 служб. Частоты для этих служб не должны продаваться, потому что они имеют другое, государственное значение. Не всегда можно применить рыночные механизмы к выдаче этих частот. При выдаче частот также нужно учитывать международный регламент радиосвязи — документ, где международным сообществом обсуждается и решается для каких целей закрепить частоты и для каких служб. Каждая полоса частот имеет свои условия распространения зависящие от метеоусловий или проводимости земли. Проводятся исследования, в каких условиях использовать и какова потребность. Эти стандарты использования частот нужны для изготовления оборудования. Не могут же производители изготавливать оборудование для каждой страны отдельно.

Вообще, в мире на конкурсной основе частоты стали выдаваться в последние 15-20 лет. Это связано с коммерциализацией использования радиочастотного спектра, в частности развитием служб подвижной связи, то есть мобильной связи. Они, используя узкие полосы частот, оказывают услуги большому количеству людей и получают большие прибыли.

Я имею ввиду в плане получения прямой прибыли от его раздачи? Бюджет страны сейчас получает прибыль в виде налогов от деятельности операторов, а не от продажи частот операторам по аукциону.

Есть же не только рыночные механизмы выдачи частот. Понимаете, если с самого начала выдать частоты на конкурсной основе и за большие деньги, то эти расходы операторы связи переложат на абонентов. Это отразится на стоимости связи, что ограничит доступ к связи для некоторых абонентов. Это может задержать развитие связи на периферии. Поэтому, даже в условиях дефицита частот, аукцион не всегда лучший способ выдачи частот. У нас к примеру, 15-20 лет назад, когда эфир был практически пустой, мы взимали очень низкую плату, чтобы быстрее заполнить эфир. Это позволяло операторам развиваться и делать доступные цены за свои услуги. Аукцион это возможность выявить реальную рыночную стоимость частотного спектра. Естественно, в Германии к примеру, он может стоить огромную цену, а в другой стране, совсем другую. Это зависит от возможности людей, населения, то есть конечных пользователей. А аукцион, это способ получения дополнительной прибыли от радиочастотного спектра, но не от его использования, а от его существования.

Аукционы тоже имеют свои недостатки. К примеру в Европе, когда некоторые операторы неправильно оценили свои возможности и потенциал рынка, купили спектр за очень большие деньги и чуть не разорились (покупка частот для внедрения 3G-связи). Это была серьезная история, были судебные споры и государству приходилось возвращать часть денег операторам на покрытие их расходов.

В любом случае есть три варианта получения прибыли за радиочастотный спектр для государства. Это когда государство получает дивиденды за использования РЧС операторами связи — то есть налоги с услуг связи, второй, берет плату за предоставление услуг мониторинга и управления спектром, и третье, продает спектр частот через аукцион или по высокой рыночной цене.

Я считаю, что мы делали в Кыргызстане правильно. Мы дали развиться услугам связи, в частности подвижной службе. В Кыргызстане очень высокий уровень развития мобильной связи, один из самых высоких уровней проникновения и очень низкая стоимость связи в сравнении с другими странами СНГ.

Были ли случаи споров за частоту между бизнес компаниями и государством?

Да, такие споры были. Они начались в мире лет 20-30 назад, когда частотный спектр приобрел коммерческую ценность. Когда стало ясно, что мир вступает в эпоху создания «Информационного общества» и когда главным товаром стала информация, а не сырье. И для любого государства, если оно хочет развития, хочет иметь сильную страну с интеллектуально-развитыми гражданами, необходимо обеспечение доступа к этому товару — нужной информации, а конкретнее к услугам связи. Это делается через телекоммуникационную инфраструктуру. Ранее считалось, что отрасль связи и все телекоммуникации должны быть собственностью государства, чтобы обеспечивать его информационную безопасность. Вы помните лозунг советской революции «захватывать почты и телеграфы»? В мире были целые десятилетия споров в 60-х и 70-х годах, допускать частный сектор в сферу телекоммуникаций или нет? Если государство является собственником этой инфраструктуры, то оно должно вкладывать свои средства в их развитие. И когда начали делать расчеты стало ясно, что государства не смогут обеспечить тех вложений и того развития, как это может сделать частный сектор. Поэтому было решено привлекать частный сектор и бизнес в эту сферу.

Очень важной частью коммуникаций является радиочастотные коммуникации, беспроводные услуги связи развернуть гораздо легче и быстрее чем проводную, особенно в таких условиях как у нас, в горной стране. И вот тут начались споры и размышления о том, как перевести как можно большую часть РЧС в частный сектор из рук государства, то есть силовых структур. Во всех развитых странах начали осуществлять конверсию частот, то есть перевод частот спецназначения (военные службы, оборона или спецслужбы) в частное использование. К примеру во Франции до конверсии 80% используемого РЧС было в военном использовании, остальное для частного. После, примерно 15% для военных. В Советском Союзе была примерно такая же ситуация. У нас эта проблема остро стояла и стоит. Зачем военным такой широкий спектр частот? Они его не используют и не могут объяснить для чего он им. В некоторых странах этот спор решили следующим способом: весь спектр сделали платным, и для военных и для частного сектора. Тогда военные уже претендуют на гораздо узкую полосу частот. Но этот механизм не всегда срабатывает. Когда принимаются решения такого масштаба и вообще политического уровня, голос военных всегда сильнее чем частного сектора. Для развития государства и услуг связи, мы должны постараться отдать как можно большую часть РЧС в частный сектор. У нас тоже должно быть соотношение такое, что более 80% спектра должно быть для гражданских услуг связи.

А сейчас частоты выдаются только с разрешения ГКРЧ (Государственная Комиссия по Радиочастотам), в составе которого сидят МинОбороны, МВД и спецслужбы?

Ну не совсем так. Согласно регламенту, Агентство связи прежде чем дать частоту, должно согласовать с ними выдачу. Это означает, что у нас весь спектр для совместного использования.

А как вы оцениваете деятельность ГКРЧ? Насколько я понимаю это остаток от советского прошлого?

Не совсем, ГКРЧ есть почти во всех странах, в той же Америке. Есть государственные функции и задачи, которые кроме государства никто не сможет и не будет выполнять. Это к примеру обороноспособность и национальная безопасность государства. Для выполнения этих функций, соответствующие органы должны быть обеспечены всем необходимым, в том числе радиочастотным ресурсом. В Советском Союзе ГКРЧ тоже появился не сразу, а после Арабо-Израильской войны, когда опыт показал, что мы проиграли именно в вопросах радиосвязи. И в США подобный орган появился примерно в это же время. Но принципиальное отличие нашего ГКРЧ от Американского в том, что в нашем ГКРЧ в основном заседают силовые структуры, а в ГКРЧ США присутствую основные пользователи спектра и компании в отрасли связи. Там сидят помимо военных и спецслужб морской флот, НАСА, сельскохозяйственные и транспортные ассоциации, ассоциации ТВ и мобильной связи. То есть там есть баланс сил между силовыми органами и гражданскими.

Значит у нас тоже есть необходимость изменения состава нашего ГКРЧ? Разбавить его гражданскими.

Возможно. Но иногда там обсуждаются вопросы, которые для нас с вами не предназначены, заседания военных, органов правопорядка и спецслужб. Но когда обсуждаются вопросы оптимизации и распределения частотного спектра, тогда нужен баланс мнений и присутствие гражданского сектора.

А допустим стандарт CDMA? Как вы его оцениваете, его развитие и перспективу в Кыргызстане?

В мире постоянно появляются новые технологии, которые приходят на замену старым, но это не значит что тут же нужно отказаться от старой и внедрять новую. Должна быть преемственность технологий. И в статье 9 Закона «О связи» сказано, что если вы хотите изъять частоты у какой то службы или компании, вы должна возместить ей понесенные расходы. Это специально сделано для того, чтобы Агентство связи не наломало дров. Допустим черно-белое телевидение в свое время оказали огромную роль на развитие человечества. Но появилось цветное, и это не значит, что все должны выкинуть свои черно-белые телевизоры и купить цветные. Для внедрения цветного, нужно обеспечить совместимость этих систем, чтобы черно-белые телевизоры могли показывать цветное ТВ как умеют. Сейчас вот похожая ситуация с цифровым ТВ. Или к примеру сейчас появилась новая модная технология LTE и все начали говорить что WiMax умер. Да ничего подобного, это разные технологии и они конкурируют между собой, развиваются, берут лучшее друг у друга. Пока технология CDMA у нас используется, а может завтра разработчики этого стандарта предложат новинку, которая переплюнет все другие.

Насколько я знаю, просто этот стандарт работает в той полосе частот, которая также используется для цифрового ТВ. Из-за этого спор?

Да, в верхней части от большой полосы частот для вещания. Согласно решению комиссий МСЭ, она предназначена для совместного использования с ТВ. И государства сами могут распорядиться как их использовать. Но проблема в том, что тяжело обеспечить совместимость этих служб в этой полосе частот. Тут есть 2 нюанса. С одной стороны, с появлением цифрового ТВ, освобождается широкая полоса частот потому, что стандарт цифрового ТВ позволяет в полосе частот для аналогового ТВ вещать от 8 до 16 каналов. Зависит от качества вещания. И как бы появился «цифровой дивиденд», то есть свободная полоса частот, которую можно отдать службам подвижной связи. Но тут разрабатывается новый стандарт ТВ — телевидение высокой четкости, требующее более широкой полосы, и вещатели снова заявляют о том, что им нужен весь спектр и им снова не хватает частот. Далее вещатели планируют внедрение объемного телевидения — 3D, далее телевидения с запахами и т. д. Технические решения этого есть, но для внедрения всего этого нужно время и ресурсы. т. е. вещатели борются за частоты, хотя сейчас не используют его полностью.

Резюмируя наш разговор, ответьте, у нас в Кыргызстане, радиочастотный менеджмент нуждается в улучшении и вообще, насколько он эффективен?

Нуждается, но во первых в техническом улучшении. Необходимо оснащение для мониторинга и управления радиочастотным спектром. Но сейчас вроде процесс пошел, понимание со стороны государства есть и вроде новое оборудование закупается. Без системы мониторинга, управление частотным спектром и радиочастотный менеджмент невозможен. Если ты не знаешь что у тебя есть, какие частоты, и как они используется, то управлять бесполезно. Во вторых, это очень сложная работа, требующая высококвалифицированных специалистов. То есть необходимо решать кадровые вопросы в Агентстве связи. У нас к сожалению с этим проблемы. В третьих, да, необходимо упрощение процедур выдачи частот, автоматизировать этот процесс, подбор и выдачу частоты плюс оптимальные цены на него.

Беседовал Эркин Мамасалиев.

Досье: Байыш Нурматович Нурматов.

  • Директор Института электроники и телекоммуникаций при КГТУ им. И.Раззакова
  • Экс-глава Государственного Агентства связи КР, стоявший у истоков его создания
  • Один из 12 членов Радиорегламентарного комитета Международного Союза Электросвязи (дважды избран на полномочной конференции МСЭ)
  • Лауреат государственной премии КР в области науки и техники
  • За заслуги в развитии связи награжден медалью «Данк» и орденом «Манас» 3-й степени
  • Имеет около 100 научных статей и авторских свидетельств.

Читать далее:

ОФ «ГИИП» провел анализ законодательства Кыргызской Республики на предмет наличия норм, регулирующих использование аудио, видео фиксации (АВФ) судебных заседаний.

12.10.2021

Общественный фонд «Гражданская инициатива интернет политики» провел анализ законодательства Кыргызской Республики на предмет наличия норм, регулирующих использование аудио, видео фиксации судебных

Читать далее

Меморандум

05.10.2021

На Восьмом Кыргызстанском форуме информационных технологий (КИТ  2021),  состоялась церемония подписания Меморандума между IT парками 4-х стран: Грузии, Кыргызстана, Казахстана и Узбекистана.

Читать далее

ПОБЕДИТЕЛИ Privacy Awards

05.10.2021

На CAIGF 2021 прошла церемония вручения награды Privacy Awards . Ее лауреатами стали специалисты, компании и проекты из Центральной - Азии, у которых есть значимые достижения в сфере приватности.

Читать далее